О журнале
Архив журналов
Обзоры
Законы
Постановления
Детектив
 

Религиозные организации

Л. Е. Логинова,
главный специалист Главного управления юстиции Челябинской области, юрист I класса

В настоящей статье хотелось бы затронуть некоторые аспекты деятельности Главного управления юстиции Челябинской области, связанные с реги-
страцией религиозных организаций в свете реализации Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Если представленный материал вызовет интерес, то в дальнейшем Главное управление юстиции готово знакомить читателей с вопросами применения вышеназванного закона.
Государственно-церковные отношения во все времена и практически во всех странах складывались непросто. Высказывание французского философа-просветителя Д. Дидро о том, что «нет такого уголка в мире, где различие в религиозных воззрениях не орошало бы землю кровью», и до сих пор остается актуальным. Россия, пожалуй, в той или иной степени с данной точки зрения является счастливым исключением. Но, тем не менее, как следствие нестабильной ситуации в экономической, политической и социальной сферах жизни нашего государства, продолжает оставаться напряженной обстановка и в религиозной сфере.
Закон РСФСР «О свободе вероисповедания» от 25 октября 1990 года полностью отстранил государство от контроля за характером религиозных процессов в стране. При бурном развитии во всем мире новых религиозных движений, зачастую создающих серьезные проблемы для безопасности общества и стабильности его важнейших институтов, как, например, брак, семья, посягающих на жизнь и свободу как вовлеченных в эти движения, так зачастую и не связанных с ними людей, полная открытость России для обмена духовными ценностями оказалась за пределами разумного, открыла путь для духовной агрессии. Это явилось одной из причин принятия нового – Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 г. (далее — Федерального закона).
Соблюдение конституционных прав граждан на свободу совести и вероисповедания – прерогатива государственных органов управления. Факт государственной регистрации религиозных организаций является одним из элементов как соблюдения вышеназванных прав граждан, так и реализации конституционной обязанности государства по защите прав и свобод человека и гражданина от возможных нарушений со стороны юридических и физических лиц.
Государственная регистрация религиозных организаций федеральным органом юстиции и органами юстиции субъектов Российской Федерации осуществляется с октября 1990 года — с момента принятия Закона РСФСР «О свободе вероисповедания».
Сохранив за органами юстиции функцию государственной регистрации религиозных организаций, новый Федеральный закон дополнительно наделил органы юстиции правом контроля за деятельностью религиозных организаций в части соответствия ее уставным целям.
Контроль за деятельностью религиозных организаций осуществляется в целях обеспечения неукоснительного соблюдения ими Конституции РФ, действующего законодательства, предупреждения и пресечения противоправных проявлений в деятельности религиозных организаций.
Действие Федерального закона распространяется как на вновь образованные религиозные объединения, так и на ранее действующие.
При этом уставы и иные учредительные документы религиозных объединений, созданных до вступления в силу Федерального закона, подлежат приведению в соответствие с Федеральным законом, а данные религиозные объединения — перерегистрации в органах юстиции. Следовательно, данное требование накладывает на органы юстиции и определенную долю ответственности.
И если, с одной стороны, предыдущий закон способствовал освобождению от насилия тоталитарного общества, в котором религиозные организации, формально отделенные от государства, вынуждены были существовать в режиме диктата со стороны идеологизированного государства, без правовой защиты, поскольку ни право граждан на свободу совести, ни положение религиозных объединений не имели цивилизованного правового основания, то одновременно, с другой стороны, не предоставлял возможность контроля со стороны государства за деятельностью религиозных организаций.
Будучи плодом длительных дискуссий и непростого компромисса как в парламенте, так и между Президентом РФ, руководством крупнейших религиозных организаций России и парламентом, Федеральный закон призван был привести законодательство о свободе совести и о религиозных объединениях в соответствие с новыми реалиями.
В данной непростой ситуации в свете принятия Федерального закона роль органов юстиции, призванных осуществлять государственную регистрацию религиозных организаций и одновременно контроль за их деятельностью, представляется исключительно как проводника права гражданина на свобду совести — права на свободу выбора своего отоношения к любой конкретной религии и религии вобще и право на свободу вероисповедания, то есть права человека свободно следовать своим религиозным убеждениям, выполнять вытекающие из них ритуалы, обряды, открыто заявлять о своей вере (исповедовать веру в соответствии со своими религиозными убеждениями). В связи с этим нелишним будет осветить и тот факт, что, в отличие от предыдущего закона, Федеральный закон расширил перечень оснований для ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке.
Так, наряду с нарушением общественной безопасности и общественного порядка, подрывом безопасности государства; совершением действий, направленных на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ; созданием вооруженных формирований, пропаганды войны, разжиганием социальной, расовой, национальной или религиозной розни, человеконенавистничества дополнительно законодательно были закреплены следующие основания:
— посягательство на личность, права и свободы граждан;
— нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе с использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий;
— склонение к самоубийству или отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии;
— воспрепятствование получению обязательного образования;
— принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения;
— воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального ее исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения;
— побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и совершению иных противоправных действий.
Хочется верить, что перечисленные выше основания позволят гражданам России, без лишних опасений, полагаясь на своевременную защиту со стороны государства, осуществить свое конституционное право на свободу выбора религиозных убеждений и беспрепятственно следовать им, а религиозным объединениям, помимо культовой практики, — активно заниматься благотворительностью, религиозным просвещением и образованием, сотрудничать с армией и органами охраны правопорядка, заключать соглашения с министерствами культуры и здравоохранения.
Конечно же, немаловажную роль в этом деле призваны обеспечивать органы юстиции.
Федеральный орган юстиции — Министерство юстиции РФ — регистрирует централизованные религиозные организации, имеющие местные религиозные организации на территориях двух или более субъектов Российской Федерации.
Государственная регистрация местной, а также централизованной религиозной организации, состоящей из местных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта Российской Федерации, осуществляется органом юстиции соответствующего субъекта Российской Федерации.
Всего на территории Российской Федерации органами юстиции зарегистрировано около 15 тысяч религиозных организаций. Главным управлением юстиции Челябинской области на сегодняшний день зарегистрировано 205 религиозных организаций. Они представлены 13 конфессиями. Это средний показатель по России. Всего же у нас в стране зарегистрированные религиозные организации относятся к 55-ти различным конфессиям. Нет точных цифровых данных о представителях религиозных конфессий, действующих без официальной регистрации, либо зарегистрированных как общественные объединения. Их число, пожалуй, будет не меньше вышеназванного. Среди них общеизвестные — «Великое Белое Братство» (ЮСМАЛОС), «Аум Сенрике», «Богородичный центр», различные направления учений «Новой эры», «Эры Водолея».
Из зарегистрированных религиозных организаций в нашем регионе наибольшее число — 119 — составляют организации, входящие в структуру Челябинской епархии Русской Православной Церкви; на втором месте по численности — 50 — находятся исламские религиозные организации. Процесс регистрации мусульманских религиозных организаций замедлен, в основном, из-за наличия на территории Российской Федерации нескольких централизованных религиозных организаций и, следовательно, отсутствия определенности у большинства местных организаций при решении вопроса о вхождении в какую-либо из централизованных организаций.
Протестантских религиозных организаций в области зарегистрировано порядка 20 (из них христиан веры евангельской — пятидесятников — 11, евангельских христиан — 2, евангельских христиан-баптистов – 3, адвентистов седьмого дня — 1 и другие). Помимо этого, в области действуют 5 зарегистрированных иудейских религиозных организаций, 4 – Сознания Кришны (Вайшнавы) и 7 религиозных организаций, по вероисповедной принадлежности относящихся к старообрядцам, Римско-католической церкви, Истинно Православной Церкви и Русской Православной Церкви за границей.
Всего из 205 религиозных организаций — 146 — христианские, а 59 представлены тремя конфессиями — ислам, иудаизм и Сознание Кришны (Вайшнавы). По территориальной сфере деятельности 203 — местные религиозные организации и соответственно 2— централизованные (Челябинская епархия Русской Православной Церкви и Региональное Духовное Управление Мусульман Челябинской области при Центральном Духовном Управлении мусульман России и Европейских стран СНГ).
Данная цифровая характеристика позволяет судить о численном и конфессиональном разнообразии религиозных организаций, действующих на территории Российской Федерации и Челябинской области.
Однако нередки случаи отказа в государственной регистрации. Отказ в регистрации — серьезный шаг со стороны государственного органа. Поступившие на регистрацию учредительные документы проходят тщательную проверку на предмет соответствия положениям Конституции РФ и действующему законодательству РФ. Так, из-за несоответствия представленных на регистрацию документов требованиям отдельных положений Федерального закона, Гражданского кодекса РФ и Федерального закона «О некоммерческих организациях» в среднем в течение года Управление юстиции принимает решение об отказе в государственной регистрации порядка 25 религиозным организациям. Среди них: религиозные организации Свидетелей Иеговы, Адвентистов Седьмого Дня, евангельских христиан, Саентологической церкви, Церкви Иисуса Христа святых последних дней (мормоны), Сознания Кришны (Вайшнавы).
Основными причинами отказа в государственной регистрации являлись:
— невыполнение требований, предъявляемых ст. 10 Федерального закона к уставу религиозной организации (отсутствие в уставе сведений о месте нахождения, виде организации и разделов о порядке создания и прекращения деятельности);
— указание в уставе в нарушение требований ст. 288, 671 Гражданского кодекса РФ в качестве места нахождения религиозной организации адреса жилого помещения;
— отсутствие в наименовании религиозного объединения указания на его организационно-правовую форму, что предусмотрено ст. 54 Гражданского кодекса РФ и ст. 4 Федерального закона «О некоммерческих организациях».
Принимая решение о регистрации религиозной организации, об отказе в регистрации либо о проверке деятельности религиозной организации, Главное управление юстиции руководствуется прежде всего принципами отделения религиозных объединений от государства и равенства их перед законом. Поэтому не допускается вмешательство в деятельность религиозных объединений, связанную с их внутренними (каноническими) установлениями, в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания; нарушение принятых норм поведения в молитвенных зданиях и помещениях; оскорбление религиозных чувств и убеждений граждан и многое другое в соответствии с действующим законодательством.
Кроме того, незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов влечет ответственность по закону (ст. 193 КоАП РСФСР и ст. 148 УК РФ).
Но все же основополагающим принципом для органов юстиции является принцип неукоснительного соблюдения требований действующего законодательства. Руководствуясь данным принципом в процессе реализации Федерального закона, Главное управление юстиции в рамках своей компетенции не только способствует снятию напряженности и болезненных явлений в области религиозной жизни, но и помогает ей становиться фактором духовного оздоровления и стабильности общества в целом.

Предыдущая страницаВверхНа главную Copyright © MaZaY